Интервью Эрла Слика (2013)

Exclusive: Guitarist Earl Slick Discusses David Bowie’s New Album

Источник

60-летний Эрл Слик не нуждается в представлении. Убойный ритм-гитарист, долгое время проработавший с Дэвидом Боуи, когда-то он записал ‘Double Fantasy’ Джона Леннона с Йеном Хантером, играл в группе Stray Cats, а затем в Phantom, Rocker & Slick.

Изображение
Эрл Слик и Дэвид Боуи, Reality Tour, 2003 год

В последнее время он проживал в Стейтент-Айленде (пригород Нью-Йорка), гастролировал с New York Dolls (включая летний тур 2011 года совместно с Motley Crue) и запустил дизайнерскую линию гитарных ремней, расписанных вручную, под названием Slick Straps. Он также постоянно посещает филиалы Школы Рока по всей территории США, играет джеммы и общается со студентами.

У Слика большие планы на 2013 год: он хочет сделать студийную запись с гитаристом из Техаса Рози Флоресом и работает над сет-листом для собственного гастрольного тура где-то под конец года. «Это будет зависеть от того, какие планы у парня, который совсем недавно объявил о релизе своего нового альбома — впервые за 10 лет», — усмехается он.

Этого «другого парня», ясное дело, зовут Боуи, который выпустил новый сингл «Where Are We Now?» и анонсировал выход нового альбома «The Next Day» в день своего рождения, 8 января. Слик играл лучшие партии в песнях Боуи на протяжении последних 40 лет, он выступал с ним в турах (включая самый последний в начале 2000-х) и записал два классических альбома «Young Americans» и «Station To Station». В течение 45-минутного интервью Слик откровенно радовался тому, что он может с кем-то поговорить, наконец, о новом альбоме Боуи. Он участвовал в студийных сессиях летом 2012.

«В мае у меня закончился тур, — рассказывает он. — Звонок Дэвида был как гром среди ясного неба, он сказал мне: «Я готов вернуться. Как твои дела? Ты очень занят? Ты в туре?». Я ответил: «Нет, назови конкретные даты, когда я буду нужен». Мы начали обсуждать даты — а он к тому времени уже начал записывать альбом — и договорились, что я запишу все свои партии в июле. Но вы только представьте, сколько интервью я давал начиная с того мая, мне чуть ли не руками приходилось зажимать себе рот, чтобы не проговориться. Это был кошмар!» — смеется Слик.

Кроме Слика, в записи «The Next Day» участвовало множество прекрасных музыкантов, включая давно известных коллабораторов Боуи. Таких как барабанщики Стерлинг Кэмпбелл и Закари Элфорд, гитаристы Герри Леонард и Дэвид Торн, и бас-гитаристка Гейл Энн Дорси. Тони Висконти, продюсер альбома, также записал некоторые басовые партии. Еще одним басистом был Тони Левин, известный по своей работе с Питером Гэбриелом.

Слик согласился пролить свет на некоторые моменты «The Next Day», мы поговорили о той работе, которую проделал лично он, и немного об альбоме в целом.

— Вы были удивлены, когда Боуи сообщил о записи нового альбома?

Я ничему не удивляюсь — ни его появлениям, ни его исчезновениям. Это просто DB.

— Я был поражен тем, что все удалось сохранить в тайне. Это просто неслыханно, что такая новость не просочилась.

Да, я тоже. Знаете, мое фото напечатали на обложке декабрьского спецвыпуска журнала «Guitar Player», и это было труднее всего — дать им материал для 14-страничной статьи и ни словом не обмолвиться о новом альбоме. Я думал: «Черт! такой случай, а я ничего не могу рассказать». Но Дэвид оценил и поблагодарил меня за то, что я смог держать свой большой рот на замке.

— Договоренность о конспирации действовала с самого начала работы над альбомом?

Да, с самого начала. Потому что он не знал, когда будет готов объявить о своем возвращении.

— Вы приехали в студию летом, какая часть работы уже была сделана к тому моменту?

Трудно сказать, я не уверен, потому что он уже начал записывать какие-то треки. А потом я приехал туда, и мы записали три песни практически с нуля — я, Дэвид, Стерлиг Кэмпбелл за барабанами и Тони Висконти на басу. Но у него были еще треки, почти готовые, в них отсутствовали некоторые гитарные партии. Он хотел, чтобы их сыграл я, и я это сделал.

— Вы представляете как звучит этот альбом в целом? Вы хоть раз слышали готовую запись целиком?

Да, я слышал. Я не могу раскрывать все секреты, но это очень, очень, очень хороший альбом. Он немного эклектичен и отличается от предыдущих.

— Тони Висконти дал интервью для ВВС пару дней назад, и он сказал, что первый сингл очень отличается от общего настроения альбома.

Так и есть. Ладно, раз уж он проболтался, я скажу. Это рок-альбом, настоящий рок — вот, что я могу вам сказать.

— Ну, он так и сказал: «Это довольно тяжелый альбом, большая часть его песен».

Да, это так. Я имею в виду, что там действительно есть пара грустных среднетемповых вещей, но я всегда был тем гитаристом, который играл с Дэвидом рок. И то, что он пригласил на запись меня, что-то значит.

— В чем особенность треков, над которыми работали лично вы? Чего вы хотели достичь? Трудно ли было найти нужное звучание?

Знаете, с первого дня нашего знакомства мы с Дэвидом работали примерно так: мы садимся и слушаем материал. И он спрашивает, цепляет ли меня та или иная вещь. Или восклицает: «Вот — ты только послушай!» И мы сидим, слушаем и слушаем песни — ну, сидим в контрольной комнате с парой акустических гитар и устраиваем что-то типа мозгового штурма. Я ему: «Как тебе это?» А он мне: «А что ты думаешь, если так?» Это не похоже на игру сессионного музыканта, который просто приходит и играет свою партию так, как ему было сказано. Я — не сессионный музыкант, мне не нужно говорить, какие ноты играть. (Смеется)

Так было всегда и остается по сей день — он всегда точно знает, что представляет собой его материал и что он хочет получить на выходе. И если он приглашает меня, значит, ему нужен именно мой звук и мой стиль игры. И вот, мы просто сидим там и перебрасываемся идеями, пока кому-то не придет в голову что-то стоящее, тогда мы пробуем это записать. Это происходит спонтанно — понимаете, ты можешь выпить за это время не одну чашку кофе, сменить несколько гитар, и все это время мы сидим и слушаем треки. И хотя у него уже есть свое видение песни, я могу сказать: «Так, давай я сыграю здесь по-своему, посмотрим, может тебе это понравится. Если да, тогда мы запишем». Все это непредсказуемо. Работа идет быстро и эффективно, если ты умеешь слушать свою интуицию.

— Обычно музыка, которая мне действительно нравится, содержит элемент импровизации — она не слишком вылизана. Есть прекрасные примеры музыки, просчитанной до четырнадцатого знака после запятой, но часто бывает, что такие вещи звучат безжизненно и скучно.

Это действительно интересно, при том, насколько сложна и многослойна его музыка, он никогда не беспокоился о технических нюансах. Я отношусь к этому так же, вот почему нам так хорошо работается вместе. Я не стремлюсь к тому, чтобы моя игра была технически совершенной, но она совершенна, когда в нее вложено настоящее чувство. В этом и заключается высшее мастерство: не в нотах, которые ты играешь, а в чувстве и в тех эмоциях, которые ты можешь передать слушателю. Я могу сыграть не ту ноту в треке, и при первом прослушивании будет реакция типа: «Что это там за фигня!» А потом мы перематываем и слушаем снова, и тогда: «Вау, да это же клево!» И мы оставляем все, как есть. А кто-то другой на нашем месте будет переписывать все снова, снова и снова. Эти «неправильные» ноты, как по мне, иногда дорогого стоят. Послушайте, например, Stones. Кит Ричардс — мой кумир. Для меня он самый крутой гитарист в мире. И Кит — лучший пример такого несовершенного совершенства. Но, черт, те эмоции, которые он вызывает во мне своей гитарой, не сможет вызвать больше никто в мире.

— Я бы назвал его стиль игры словом «свобода».

Да, свобода и эмоциональность. В этом все дело. И именно эти два слова, я думаю, определяют то, чем должен быть рок-н-ролл. Если вы хотите совершенства, сходите на концерт симфонического оркестра.

— Какой была атмосфера в студии? Люди будут удивлены, услышав, что никто особо не парился по поводу «грандиозного возвращения».

Но так и было. Атмосфера была очень спокойной, мы делали то, что делалось, и тогда, когда оно делалось… Я чувствовал себя так, как если бы я сидел в своей гостиной и там было установлено звукозаписывающее оборудование.

— Когда вы работали вместе, вы не пытались узнать, почему Боуи, наконец, решил выпустить альбом?

Знаете, я не очень люблю расспрашивать. Если он так решил, значит, так надо.

— Неужели вам не хотелось задать ему некоторые вопросы?

Нет, не хотелось. Я никогда не задаю лишних вопросов, это не в моем характере. Мне не нужно было знать почему — я просто хотел быть частью этого, вот и все. (Смеется)

— Когда вы перебрасывались идеями, вам хотелось придать альбому какое-то определенное направление? Или все действительно шло так, как шло?

Ну, я могу сказать, что в альбоме есть пара рОковых вещей… ведь, знаете, это ни для кого не секрет — моя ритм-гитара звучит очень похоже на гитару Кита (Ричардса). Потому что я его фанат, я слушаю его каждый день с 12 лет и до сих пор. Вы заметите это в некоторых партиях, которые я играю у Боуи. Как он обычно говорит: «Сыграй-то-ты-знаешь-что». (Смеется) Когда знаешь кого-то столько лет, и он говорит «ты-знаешь-что», ты действительно это знаешь. (Смеется) И я вам скажу, такие моменты не только очень приятны — они бесценны.

— Когда играешь с кем-то так долго…

Почти 40 лет!

— Имея такой опыт, можно сравнить те времена, когда вы записывали первые альбомы вместе, с теперешними. Было что-то лично для вас, чем запомнились эти сессии?

В основном тем, что наша работа была окружена такой строгой конспирацией. (Смеется) Знаете, когда однажды я вышел покурить возле дверей студии, я чувствовал себя очень странно. Я прятался возле дверей, в маленьком предбаннике, и боялся выйти на улицу. Мне все время казалось, что за мной следят, и точно: взглянув через улицу, я заметил какого-то парня с фотоаппаратом на треноге. Тогда я выбросил сигарету и быстренько убрался оттуда. (Смеется) Потому что, если меня заметят в студии, они смогут сложить два и два вместе.

— Наверное, очень интересно делать альбом, о котором никто не знает. Чувствуешь себя как шпион или что-то вроде того?

Вначале это казалось забавным, но потом, когда я начал давать интервью, и после того, когда наша работа была закончена, а я ни с кем не мог разделить свою радость — это было уже не смешно.

— Есть ли в альбоме песни, которые можно назвать тематическими? Первый сингл, как все заметили, очень интроспективен, это взгляд внутрь себя, воспоминание о прошлом…

Я бы так не сказал. В некоторых песнях лирика довольно прямолинейна — насколько Дэвид вообще может быть прямолинейным, этим он никогда не отличался. Он еще не закончил с лирикой, когда мы работали в студии. Обычно работа над песнями идет так: мы записываем ритм-секцию, а он работает над основной мелодией, и в это время все мы импровизируем, многое приходит в последнюю минуту, а потом он возвращается к этому треку и доводит до ума лирику. Вы можете получить какое-то представление о песне, пока работаете над записью, но вряд ли угадаете, к чему она может прийти в итоге. Даже для музыкантов вовлеченных в студийную работу конечный результат остается загадкой. Я покидал студию с мыслью… Понимаете, я играл в этих треках, но я думал: «Боже, я не могу дождаться, когда же, наконец, услышу этот альбом!» (Смеется)

— Боуи собирается в тур? Думаю, это тот вопрос, который ему хотел бы задать каждый.

Мы не знаем. Конечно, мы хотим, чтобы он сделал это. Но в данный момент это под большим вопросом. Как я уже сказал, он появляется тогда, когда хочет, все зависит от него. Я был бы рад, если бы завтра он позвонил и сказал: «Эй, у меня уже готов сет-лист». Но я не знаю. Я не могу говорить о его планах. Само собой, вся его группа хочет этого. Мы были бы рады выйти с ним на сцену, пусть даже это будет не большой тур, а всего пара концертов. Но поживем — увидим.

Реклама

Автор

bowiepages

I like beautiful melodies telling me terrible things.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s