Дэвид Боуи о Джордже Андервуде (2003)

Из интервью Дэвида Боуи журналу Rolling Stone — Deutschland / № 9, 2003 / Йохим Хентшель

***

RS: Висконти – ваш самый старый друг?..

Bowie: Нет, у меня есть еще два… Что ты имеешь в виду – самый старый, в смысле возраста или в смысле, сколько я его знаю?

RS: В смысле, сколько вы его знаете.

Bowie: Двое моих самых старых друзей — это Джеффри МакКормак и Джордж Андервуд. (Оба, как музыканты, а Андервуд еще и как художник, автор обложек к альбомам, активно участвовали в карьере Боуи в ее ранний период – прим.ред.)

RS: Вы все еще поддерживаете с ними связь?

Bowie: О да, постоянно. Мы все вместе ходили в одну школу. Не знаю, сколько людей моего возраста – под 60, то есть, – вообще поддерживают контакт со своими школьными друзьями. Неплохое достижение!

RS: Особенно для такой богатой изменениями биографии, как у вас, можно было бы подумать, что вы оставили большинство друзей где-то по дороге на обочине.

Bowie: Ну, знать пару людей всегда хорошо, не взирая на лица (смеется громко и расслабленно). Само собой, ты пересекаешься время от время со многими людьми, но всего пара из них – действительно крутые [terrific] и становятся твоими настоящими друзьями. Думаю, если под конец такой длинной карьеры остается четверо-пятеро настоящих давнишних друзей, то можно считать, вам просто повезло. Что касается меня, это, конечно же, Коко [Коринн Шваб, его персональная ассистентка, начиная с 1973 года – прим. ред.], Тони я знаю с 1968-69-го [с 1967-го – прим. перев.], а Джорджа и Джеффри с… подожди-ка… с кем же из них я познакомился в первую очередь? Сначала я познакомился с Джеффри, и было это… о, Боже… 50 лет назад (лукаво ухмыляется). Это просто пугает, разве нет?

RS: А вы еще помните, как впервые заговорили с ним?

Bowie: Нет, но я помню, как началась наша дружба. Это было в то время, когда мы независимо друг от друга начали слушать поп-музыку, нам было примерно по восемь лет. Поэтому мы стали такими большими друзьями – мы оба просто ОБОЖАЛИ Фрэнки Лаймона и The Teenagers, мы заучивали все их песни наизусть, сидели в саду и пели (поет): «I’m not a juvenile delinquent, no, no, no, I’m not» [«Я вовсе не малолетний преступник, о нет-нет-нет»] или еще что-нибудь, к примеру, «My boy lollypop, de doo de doo, you make my heart go», — это кажется, пела Милли. Такого рода вещи.

RS: Вы играли при этом на каких-нибудь инструментах?

Bowie: Нет, мы еще не умели играть. Мы обнаружили в себе талант, без всякого учения, петь на два голоса; мы были, так сказать, приятелями по пению. А потом, в другой школе я познакомился с Джорджем, немного позднее, чем с Джеффом. Мы с Джорджем были вместе в одном бойскаутском отряде, ездили вместе в лагерь, основывали скиффл-группы и пели песни Лонни Донегана…

Читать полностью…

Реклама

Автор

bowiepages

I like beautiful melodies telling me terrible things.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s