After All

Заглавная картинка — Бенджамин Роберт Хейдон, «Punch or May Day» (1829).

Бог умер — человек свободен.
Фридрих Вильгельм Ницше

Трудно было прийти к конечному варианту перевода, After All неоднозначна, поэтому начну с разбора отдельных строф, хотя слова в лирике Боуи — как бусины на нитке: если пытаешься выдернуть одну, рассыпается все ожерелье. И он всегда так писал, а когда хотел писать иначе, использовал метод нарезок.

Название можно переводить по-разному, after all — в конечном счете, в итоге, в конце концов, со временем, все-таки, все же, тем не менее. Возможен и дословный перевод, потому что основой этой лирики является вопрос, на который нет ответа: что будет с нами в конце, после всего? в чем смысл человеческой жизни? есть ли кто-то над нами, кому мы небезразличны?

Сложнее всего разобраться с действующими лицами и правильно расставить русские местоимения: кто здесь «мы», кто «они», к кому обращается автор?

Моя концепция перевода такова: первые строки — обращение к богу (бог — ты/он).

Вторая строфа: мы — это те, кто раскрашивает свои лица и занимается богоискательством (тут, конечно, на ум приходит увлечение буддизмом, мим-труппа Линдси Кемпа и Арт-лаборатория); они — это те, кто не входит в понятие «мы», все остальные. Они — тоже дети, но это дети, которые стали циниками и прагматиками; они не понимают, зачем раскрашивать лица и искать смысл жизни; им кажется, что причина того, что мы благостны, может крыться только в наркоте.

Третья строфа: человек — препятствие, дословно; человек смертен, и ничего с этим не поделаешь, можно цепляться за самые разные идеи, пытаться стать сверхчеловеком, но человеческую природу не изменишь, поэтому ты можешь найти утешение только в слепой вере в «него». Они пытаются что-то изменить, чего-то добиться — кто-то скопом, кто-то сам по себе. Но другие — те, кто действительно стали старше и мудрее, а не просто выше ростом — сидят в тишине и просто пытаются отключиться от суеты внешнего мира, чтобы услышать свой внутренний голос.

Четвертая строфа: склоняюсь к тому варианту, что весь куплет — это обращение к слушателю; Боуи говорит о том, что уже не верит в бога и райские кущи, не верит в Будду и в реинкарнацию, не верит в то, что у жизни есть какой-то смысл. Но последняя строка может быть и обращением к богу… в которого он не верит.

By jingo! – шутливое восклицание-клятва неясного происхождения. По всей видимости, возникло из староанглийского эвфемизма для Jesus Christ. Выражение использовалось в разговорной речи и на письме практически не встречалось, поэтому точно определить дату его возникновения невозможно. В печатном виде впервые появилось в 1794 году в английском переводе сатирического романа Франсуа Рабле par Dieu! («by God!»).

Широко использовалось в английском народном театре, оттуда перекочевало в мюзик-холл, а затем британские колонисты вывезли это выражение в Америку. Русский эмоциональный аналог подобрать непросто, поскольку все зависит от контекста. Наиболее близкие варианты «Богом клянусь!», «Видит бог», «Ей-богу!», «Черт бы меня побрал!»

Само слово Jingo начало ассоциироваться с агрессивным милитаристским национализмом после популярной песенки времен русско-турецкой войны 1877-78 годов, которая начиналась словами: «Мы не хотим воевать / Но, бай-джинго, если придется / У нас есть флот, у нас есть войско / И деньги тоже есть».

Некоторые, наверное, еще вспомнят песню из «Дживса и Вустера»

After All / В конце концов

[VERSE 1]

Please trip them gently, they don’t like to fall, Oh by jingo / Прошу, обращайся с ними мягко, они не любят падать, о-бай-джинго
There’s no room for anger, we’re all very small, Oh by jingo / Мы не хотим тебя раздражать, мы совсем еще маленькие, о-бай-джинго

// no room for — фразеологический оборот; нет причины, нет оснований для…; здесь: прояви снисхождение, на нас нельзя злиться, потому что мы все еще дети, маленькие дети, не ведающие, что творят.

[VERSE 2]

We’re painting our faces and dressing in thoughts from the skies, / Мы раскрашиваем свои лица и кутаемся в возвышенные мысли
From paradise / О небесном рае
But they think that we’re holding a secretive ball. / Но они думают, что у нас есть тайная причина для радости
Won’t someone invite them / Не позвать ли нам их к себе
They’re just taller children, that’s all, after all / Они — просто дети, большие дети, вот и все, в конце концов

// специфичность слова trip из первого куплета как бы намекает на то, что вызывает трипы — пилюли (balls) или наркотики; в связи со следующей фразой про приглашение: они думают, что «мы проводим закрытый бал», и наши небесные мысли — только прикрытие
// Won’t someone invite them — они тоже дети, о которых он молится, и если они чего-то не понимают, то нужно пригласить их «на наш бал» и объяснить, что к чему

[VERSE 3]

Man is an obstacle, sad as the clown, Oh by jingo / Человек — препятствие, он печален как клоун, о-бай-джинго
So hold on to nothing, and he won’t let you down, Oh by jingo / Так цепляйся за пустую надежду, что он не даст тебе упасть, о-бай-джинго
Some people are marching together and some on their own / Некоторые люди маршируют строем, а другие — сами по себе
Quite alone / В полном одиночестве
Others are running, the smaller ones crawl / Одни бегут, а кто поменьше, ползут
But some sit in silence, they’re just older children / Но они сидят в тишине, они — просто дети, которые стали старше
That’s all, after all / Вот и все, в конце концов

// sad as the clown — в русском языке есть выражение «печален, как клоун», само слово «клоун» важно, потому что для Боуи это очень значимый образ, который проходит через все его творчество

[VERSE 4]

I sing with impertinence, shading impermanent chords, with my words / Я пою свои дерзкие песни, мешаю слова и случайные ноты
I’ve borrowed your time and I’m sorry I called / Я забрал ваше время, и прошу за это прощения
But the thought just occurred that we’re nobody’s children / Но порой я ловлю себя на мысли, что все мы — брошенные дети
At all, after all / Вот и все, в конце концов
Live till your rebirth and do what you will, Oh by jingo / Живи своей жизнью до новой жизни и поступай, как знаешь, о-бай-джинго
Forget all I’ve said, please bear me no ill, Oh by jingo / Забудьте все то, что я сказал, и не надо меня проклинать, о-бай-джинго

After all, after all / В конце концов, в конце концов

***

Прошло три года с тех пор, как Боуи написал утопическую картину в There is a Happy Landпесне о счастливой стране детства, своеобразном Неверленде, куда нет доступа взрослым. И вот, детская тема вернулась — только теперь это антиутопия. Дети выросли, пришло осознание, что мир — страшное место, и что жизнь не бесконечна. Теперь они и хотели бы, чтобы рядом был кто-то, кто вел бы тебя за руку, давал ответы на все вопросы, но родители умирают… И Бог, говорит нам Ницше, тоже мертв!

Связь со смертью отца Боуи в этой песне, думаю, очевидна. К тому же, по словам Висконти, After All — единственная песня, которая к началу студийных сессий была полностью готова. У Боуи была проработанная аранжировка, поэтому запись треков начали с акустической гитары и вокала, уже потом наложили гитару Ронсона и бас. Это дает основания предположить, что песня была написана раньше, вскоре после смерти отца в 1969 году.

Аранжировка заметно отличается от всех остальных рок-опусов в The Man Who Sold The World, она скорее наследует предыдущий альбом Боуи. Необычно то, что эта песня написана в размере 3/4 — напоминает вальс, который танцуют на ярмарочной площади, а на другом ее конце стоит будка кукольника и идет представление с участием Панча и Джуди (см. заглавную картинку поста).

Дискантовые голоса, поющие рефрен, уже появлялись в All The Madmen и еще появятся позднее в песне The Bewlay Brothers. С одной стороны, это дети, о которых идет речь в песне, с другой, похоже и на кукольные голоса (неудивительно, ведь записан не детский хор, а обработанный голос самого Боуи). Кстати, в этой песне опять присутствует стилофон из Space Odditty. И я продолжаю удивляться, как из такого мерзкого звучания можно добыть нужные, идеально подходящие к данной песне звуки))

***

Как мы помним, полностью провалившийся дебютный лонгплей Боуи вышел почти одновременно с самым успешным битловским альбомом. По словам Висконти, теперь они хотели, чтобы The Man Who Sold The World «стал нашим Сержантом Пеппером — что бы это ни означало, и каким бы далеким ни получился конечный результат».

Хотя результат, и правда, получился непохожим — ни по содержанию, ни по успешности в чартах, — некоторые общие черты все же есть. Аранжировка и театральность After All очень напоминает битловскую песню Being For The Benefit Of Mr Kite!

Черт, оригинальную битловскую запись правообладатели полностью выпилили из интернета… ладно, выложу тогда отрывок из фильма с участием The Bee Gees, Питера Фрэмптона и Джорджа Барнса.

А еще, конец 60-х — это как раз то время, когда все Битлы погрузились в восточную философию и оккультизм. И среди остальных персонажей на обложке Пеппера изображен Алистер Кроули (верхний ряд, второй слева).

Боуи перефразировал Кроули в строке «Live till your rebirth and do what you will». Если цитировать точнее, в Книге Закона, якобы записанной в Каире в 1904 году, как откровения, продиктованные Кроули посланником египетского бога Гора, фраза звучит так (запись 40):

Do what thou wilt shall be the whole of the Law. /

Делай, что изволишь, — вот и весь Закон.

Реклама

Автор

bowiepages

I like beautiful melodies telling me terrible things.

After All: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s