RIP Chris Cornell

SOUNDGARDEN singer Chris Cornell has paid tribute to David Bowie, who died on Sunday, two days after his 69th birthday: «When I woke up [on Monday], I was already thinking about David Bowie. I was checking out his new record a couple of days ago; I was reading about it, I’d listened to a few songs. Then I saw the news. Hearing he’d died was just a really sad thing.

«I was very happy with ‘Blackstar’. I was really happy with his last album, ‘The Next Day’, too. Both albums show an ongoing evolution.

«I need people like David Bowie, people who are always moving on and not in a frustrating or slovenly way. It encourages me because I want to be able to write music and create albums until I drop dead.

«I’d heard about him being ill over the last couple of years, so it wasn’t a huge surprise, but just reading about his album a couple of days ago, I’d been thinking, ‘Oh, he’s better. He’s fine.’ It was sad to feel like that’s not going to happen and we’re not gonna see him again.

«You don’t know how important someone is to you as an artistic influence until suddenly they’re gone. I’ve certainly been having that experience. It’s kind of equal parts sad and celebratory to think, ‘Awesome. What an amazing career he had and what an amazing legacy he’s left for everybody.'»

Реклама

Автор

bowiepages

I like beautiful melodies telling me terrible things.

RIP Chris Cornell: 4 комментария

  1. Ты знаешь , осенью в туре с Temple of the Dog он пел Quicksand . На ещё самый первый концерт который он увидел в жизни был Боуи Isolar Tour Герцога . Я не могу не могу в это поверить . Крис 😫 У него всегда были грустные глаза

    Нравится

  2. КРИС КОРНЕЛЛ о ДЭВИДЕ БОУИ для портала Rolling Stone
    ~~~~~~~~
    «Дэвид Боуи был источником вдохновения. На протяжении всей своей карьеры он оставался жизнеспособным именно как сочинитель песен. Он на собственном примере показал, что музыкант, создающий записи, вполне может взрослеть, не теряя актуальности.

    Я помню, как будучи ребенком, видел повсюду альбом «Ziggy Stardust». Раньше люди ставили все пластинки у себя в гостиной, как часть оформления. Повсюду в уголке можно было увидеть альбом «Let It Be» и лица битлов. В определенный момент я уже столько насмотрелся на этого Зигги, что начал испытывать интерес, и наверное, стащил у кого-то эту пластинку.

    Знакомство с этим альбомом стало для меня школой мастерства, как и Битлз; песни написаны потрясающе. Я ничего не знал о Боуи, и тот момент, когда этот альбом был в центре внимания поп-культуры, уже прошел, но меня это не волновало. Меня интересовали сами песни, и я обожал все до единой песни с этого альбома.

    Когда вышел альбом «Scary Monsters»*, я видел его выступление на каком-то ток-шоу, и клип на песню «Ashes to Ashes», где Боуи был одет в какой-то причудливый европейский костюм клоуна. Это оказало на меня огромное влияние, потому что первой его ипостасью, с которой я познакомился, был красноволосый и двуполый персонаж Зигги Стардаста. Когда я увидел его таким, это вызвало мысль: «Оказывается, можно быть кем захочется, можно прожить тысячу жизней. Можно создавать самого себя, и можно создавать себя заново, и это будет жизнеспособно». Именно Боуи доказал, что это работает.

    Мне наконец довелось увидеть его живьем** в турне «Serious Moonlight», в период альбома «Let’s Dance», в 1983 году. К тому моменту я уже был большим его поклонником, и мне очень не хотелось идти на тот концерт — он проходил на спортивной арене Tacoma Dome, а мне не нравились толпы народу. В итоге я все же пошел, и в этом был некоторый дискомфорт, но и шоу, и звук, и сет-лист, и песни — все это было невероятным.

    Я особо отметил театральные эффекты. В этом турне участвовали братья Симмз*** в качестве бэк-вокалистов, и я помню, что когда они не пели, они не уходили со сцены, а усаживались за столик в углу и играли в карты. Ни один человек не покидал сцену. Это была атмосфера театрализованного представления, но без напряжения. Если ты парнишка из Сиэтла, то тебе такое раньше видеть не доводилось — причем все это в рамках поп-музыки, то есть ему вовсе не обязательно было это делать. Он мог сделать все, что захочет — когда я был на концерте The Police на той же спортивной арене, они просто вышли, сыграли свои песни, и дело с концом. Боуи на этом не останавливался, и это произвело на меня глубочайшее впечатление.

    Он был как актер, который полностью перевоплощается в изображаемого им персонажа, и его перевоплощения были грандиозными в разные периоды его карьеры. В этом было что-то очень европейское, очень не-американское. Американские группы обычно выходят на сцену с посылом: «Это мы, вот такие мы есть, и мы делаем вот это» — это прекрасно, на мой взгляд, но Боуи был совершенно иным.

    На более позднем этапе моей жизни я принимал участие в создании музыкального номера журнала Vanity Fair, и множество потрясающих людей прибыли туда на фото-сессию, в том числе и Боуи. Это был первый раз, когда я видел его лично. У меня всегда есть опасения по поводу встречи с кем-то из моих кумиров — я боюсь, что этот человек скажет или сделает что-то, что потом изменит мои ощущения при прослушивании его музыки. Но Боуи оказался потрясающе приятным в общении, очень открытым и доброжелательным. Обычно в таких ситуациях я практически всегда ощущаю дискомфорт, но он заставил всех чувствовать себя комфортно. Он словно освещал все вокруг.

    Беседа между нами сводилась в основном к простым фразам: «Как поживаешь?» и «Веселая компания, не правда ли? Правда, здорово оказаться в одном помещении со Стиви Уандером и Джони Митчелл?». Самый обычный разговор — он как будто увидел, что мне неуютно, и приложил максимум усилий, чтобы избавить меня от дискомфорта и создать у меня приятное ощущение. Он вовсе не обязан был так вести себя, но в тот момент проявил участие. Вопреки моим опасениям, я ушел оттуда с еще более сильным желанием слушать его музыку.

    На протяжении лет я играл живьем песню Боуи «Lady Stardust», с альбома «Ziggy Stardust», на своих сольных концертах — я всегда очень любил ее на альбоме, и почему-то она напоминает мне об Энди Вуде. Я хотел было играть ее в память об Энди, но получилось так, что я написал несколько песен для Temple of the Dog, и приоритет достался им. Когда Soundgarden распались в 1998 году, мне попалась эта песня. Я помню, что сидел в машине перед домом, слушал ее, и там есть такая строчка: «Он был классным, как и вся его группа» — в ней столько надежды. А моя группа как раз распалась, и это прямо ударило меня под дых. В общем, тогда я и начал играть ее. Я исполнял ее живьем всего-то пару раз, но из его песен это именно та, к которой меня всегда тянуло. Я действительно очень люблю эту вещь. «

    Нравится 1 человек

    1. Спасибо, Оля! Сейчас, конечно, особенно тяжело это читать — об эмоциях, надеждах и переживаниях талантливого человека, которого больше нет.

      Нравится

  3. Я не думала , что мне придётся переживать этот кошмар снова так скоро . Боуи не отпускаю , а тут Крис … Но я была на его концертах . Однажды даже с первого ряда . Я боялась дышать или пошевелиться , чтоб ничего не упустить . А когда то уже даже больше 20ти лет назад я приехала в Израиль и привезла с собой постер Soundgarden . Мир стал ещё меньше без него 😞

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s